Special

«Физика магнитных звезд»

«Физика магнитных звезд» 2018-10-04 «Физика магнитных звезд» - так называется международная конференция, которая открылась в специальной астрофизической обсерватории РАН 1 октября. Более 60 ученых из разных стран собрались в поселке Нижний Архыз, чтобы обсудить текущее состояние исследований магнитных полей космических объектов и их дальнейшие перспективы. Магнитные белые карлики, поляры и другие вырожденные объекты с магнитными полями; двоичные и множественные магнитные звезды, экзопланеты; звездные магнитные поля с теоретической точки зрения, их происхождение и эволюция... - эти и другие темы традиционны для конференции, которая проводится уже в десятый раз, и очень интересны. Завершится конференция завтра, 5 октября.Соб. инф.
Source

Дыхание ушедших лет

Дыхание ушедших лет | Новости - Культура Шахриза БОГАТЫРЕВА                                                                                                                  2018-10-09За короткий срок снискавшие признание среди жителей республики салоны «Дня республики» после летних отпусков снова распахнули свои двери для знатоков и ценителей поэзии и искусства.Открывшая сезон «Встреча у старого патефона» не выбивалась из формата наших салонов - более того, она внесла особую ностальгическую нотку, которая слабым эхом доносилась из навеки ушедшего времени. Героем вечера был давний друг нашей газеты Владимир Романенко. Его хорошо знают и в нашей республике, и далеко за ее пределами, как талантливого фотохудожника, писателя и поэта, забывая иногда, что по основной специальности он - инженер, много лет проработавший в Специальной астрофизической обсерватории. Поэтому неудивительно, что одно из его увлечений - реставрация старинных механизмов. На этот раз ему удалось восстановить удивительный аппарат, который по праву может считаться одним из символов первой половины ХХ века, - патефон. Его популярность в свое время была настолько велика, что его смело можно назвать частью культурного кода целого поколения. По сути патефон - это переносная версия граммофона, у которого, в отличие от граммофона, звукоусилительный раструб встроен в корпус. Сам аппарат скомпонован в виде чемоданчика, удобного для переноски.«Портативный граммофон» был создан в 1913 году английской компанией DECCA для применения в полевых условиях для вооружённых сил Англии. Уже к 20-м годам прошлого столетия удобное компактное изобретение покорило весь мир. Не осталась в стороне и молодая Советская республика. Кстати, само название «патефон» было распространено именно здесь, поскольку первые механизмы, поступавшие в Россию, были произведены французской фирмой «Пате». В остальных странах эту машинку называли по разному: графофон, фонограф, «говорящие машины». Патент на название «граммофон» принадлежал его автору, Эмилю Берлинеру, который не уставал судиться с многочисленными производителями полюбившегося народу «гаджета», но повлиять на жизнь своего изобретения он уже не мог. Появление патефона стало важным и общественно значимым событием в жизни советского народа. Патефоны пользовались необыкновенной популярностью - недаром в СССР они выпускались многими заводами. Патефон был признаком достатка, но слушать в одиночку было неинтересно. Его выставляли на окне, а собравшиеся во дворе танцевали. Патефон был не просто частью жизни - он был целым миром для людей того времени.Свой рассказ об этих и других перипетиях судьбы простого, но очень удобного в обращении механизма В. Романенко перемежал воспроизведением граммофонных шеллаковых пластинок. Осторожно заводя пружину патефона специальной рукояткой, он объяснял, что подкручивать пружину нужно не до конца, не пережимать, чтобы она не лопнула. Стальные иглы тоже подлежали замене после проигрывания одной пластинки. Владимир Петрович признался по секрету, что, готовясь к встрече, он потратил три часа, чтобы заточить достаточное количество игл. Но результат стоил потраченных усилий. Звук был на удивление чистый, музыку было слышно даже в конце зала. А характерный легкий шорох и шипение создавали особую теплую атмосферу. Конечно же, рассказ о технических деталях был интересным, но не самым главным. Вытаскивая из специального кофра-раскладушки одну за другой старые пластинки, Владимир Петрович погружал собравшуюся в зале молодежь во времена юности их дедушек и бабушек. Времена весьма и весьма непростые. Но все ужасы и жестокость эпохи не могли вытеснить из жизни того стойкого поколения любовь и мечты. Забыть трудности, сохранить в себе человечность и помогала шуршащая пластинка. Возможно, и мы с вами появились на свет не без помощи патефона... Ну, скажите, как же можно было не влюбиться, танцуя фокстрот «Цветущий май» или танго «Счастье мое», слушая чудный тенор Георгия Виноградова или лирическое сопрано Клавдии Шульженко? И неважно, что девичьи руки были покрыты мозолями, заработанными на колхозных полях в битве за трудодни, а на ногах были боты, в которых не то что танцевать, а ходить было тяжко, и уж точно вряд ли кто-то в эти мгновения вспоминал передовицы «Правды», обличающие очередных «врагов народа»...А какую душу не тронет лирика военных лет? С замиранием сердца мы слушали замечательную песню в исполнении Владимира Нечаева «Где ж ты, мой сад», которую написал Василий Соловьев-Седой на стихи Алексея Фатьянова. Пластинка с песней «Два друга» в исполнении Леонида Утесова, принадлежавшая еще отцу нашего героя, сопровождала Владимира Петровича всю жизнь, став важным связующим звеном нескольких поколений его семьи. Слушая ее, можно было услышать то, что нельзя передать словами, но можно только почувствовать.Все в этом мире когда-нибудь заканчивается, закончилась и война. И вот из старого патефона разносятся задорная мексиканская «Чилита» в исполнении Клавдии Шульженко и шуточная песня «Ты да я» дуэта Бончиков и Нечаев. Саму песню сегодня мало кто помнит, зато выражение «ты да я, да мы с тобой» до сих пор в ходу. Эпоха патефона закончилась к началу 1970-х. Однако и в это время еще выпускались патефонные пластинки, причем весьма высокого качества. Задушевная песня «Старый клен» и вальс «Березка» были замечательным тому подтверждением.Песню «Летят перелетные птицы», которую написали Матвей Блантер и Михаил Исаковский, пел уже весь зал. Ну а для тех, кто подзабыл или вовсе не знал слова, были заготовлены шпаргалки. В общем, в стороне никто не остался!Свой рассказ об удивительной эпохе патефона Романенко завершил стихотворением Дмитрия Ахременко «Играет старый патефон»:   ...Как будто много лет назад,  Мотив старинный сердце слышит,   И звуки из души летят,   Но с каждым годом только тише.   Прольётся нежность через край,   И ты попросишь тихо очень:    «Мой патефон, ещё сыграй    Мелодии прекрасной ночи».Эпоха патефона ушла в прошлое, но людская память сохранила о нем только тёплые и светлые воспоминания, «навевая легкой дымкой тоску о старом забытом патефоне». Поэтому совсем не плохо хотя бы иногда отрываться от жесткого ритма современной жизни и погружаться в мир Шульженко и Нечаева, Соловьева-Седова и Исаковского. Хотя бы для того, чтобы сохранить в себе ту душевность, которая и делает нас людьми.Однако мероприятие не ограничилось слушанием патефона. Владимир Петрович приготовил еще один сюрприз. Всех участников встречи он пригласил сняться на настоящий широкопленочный фотоаппарат «Москва-5», изготовленный в 1952 году и тоже являющийся частью той самой «патефонной» эпохи. И ничего, что за время подготовки к съемке одного кадра молодежь успела наклацать десятки селфи на свои телефоны. Кадр, настоящий ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ КАДР, был сделан только один, на тот самый фотоаппарат «Москва-5». Именно такие фотографии делали во времена патефона, так что дыхание того времени не только донеслось до нас в звуках патефонной музыки, но и запечатлено на черно-белом снимке. Дыхание ушедших лет.
Source

Рыцарь науки

Рыцарь науки Ольга МИХАЙЛОВА                                                                                                                          2018-11-20Этой осенью ему исполнилось бы девяносто... Иван Копылов мог и дожить до этого юбилея. Но годы строительства САО РАН были настолько напряжёнными, дерзкими, стремительными, трудоёмкими… Изучая обстоятельства жизни первого директора САО РАН, невольно недоумеваешь: «Как он успел столько сделать?» Елена Рыжикова, его референт, уверенно оценивает заслуги Копылова: «Он был творцом крупнейшей на то время в мире обсерватории, создал её коллектив, научную программу, запустил в работу комплексы инструментов и сформировал школу астрономов. Это ли не пример самоотверженного служения Родине?»Да, с этим не поспоришь. Его путь в науку был стремительным. Иван Копылов родился в 1928 году в Кемеровской области в крестьянской семье. Школу окончил под победные залпы 45-го и сразу поступил на астрономическое отделение математико-механического факультета ЛГУ. По окончании университета, летом 1950 года, он приезжает в Крымскую астрофизическую обсерваторию АН СССР. В 1958 году он стал членом Международного Астрономического Союза. Его кандидатская диссертация, защищенная в 1959 году, была посвящена спектральной классификации звезд высокой светимости. Докторская диссертация, защищенная в 1967 году, называлась «Физические и эволюционные характеристики горячих звезд». Астрофизик Ираида Проник вспоминала: «Летом 1950 года в отдел физики звёзд Крымской обсерватории приехал Иван Копылов. Ваня выделялся упорством и необыкновенной работоспособностью. Он сразу показал широту интересов и при этом высокую результативность. Жили по-спартански. Но при этом у него в комнате даже было украшение в стиле «авангард» - он прибил к стенке голову от селёдки. Конечно, не «Чёрный квадрат» Малевича, но по впечатлению это украшение превосходило Малевича. Ваня работал по двенадцать часов в сутки, и говорили, что он просыпался ночью, чтобы записать новые мысли. Он хорошо играл в шахматы, волейбол, ходил в компаниях в горы, к морю, на экскурсии. Здесь он женился на Рае Кумайгородской. Им выделили квартиру в одном из новых домов. Большой радостью молодой семьи было появление первенца…»Ивану Михеевичу всегда было свойственно то, что называлось «активной позицией». Он был секретарем комсомольской организации КрАО, потом и секретарем парткома обсерватории. Позднее, уже будучи директором САО, он был членом райкома и обкома КПСС, депутатом облсовета КЧАО.В эти годы Копылов работал очень активно, по цитированию его статей он был в 1963 г. на втором месте среди отечественных астрономов после И. Шкловского. В 1966 г. после некоторых колебаний он согласился принять пост директора Специальной астрофизической обсерватории, создаваемой для величайшего в мире 6-м телескопа, строительство которого начиналось на Северном Кавказе у подножья горы Пастухова. Копылов хотел, чтобы офис обсерватории был в Ленинграде или в Ростове, однако президиум Астросовета АН решил, что лаборатории и жилье должны быть рядом с телескопом. Рассказывает доктор физико-математических наук Владимир Панчук: «Для Копылова центральным моментом, предопределившим судьбу САО, являлся вопрос местонахождения научной части обсерватории. Тогда доминировала доктрина создания региональных научных центров и академгородков. Были, конечно, в этом свои плюсы. Процесс создания и эксплуатации следующего поколения «навесной» аппаратуры БТА в 80-е годы взяли на себя именно астрономы САО. В этом, безусловно, заслуга Копылова, который, набирая в САО молодёжь, продвигал затем тех, которые пытались заниматься приборостроением. Поэтому кризис в отечественной промышленности на БТА отразился слабо. Когда наше общество решило «перестроиться», именно местная локализация научного и эксплуатационно-технического компонентов сохранила обсерваторию. Бежать было или далеко, или некуда… Но идея создания улучшенных условий для научных сотрудников превратилась сегодня в проблему содержания наукоградов. Проблемой стало и кадровое обеспечение уникальных астрономических инструментов в условиях полного отсутствия регионального ресурса высококвалифицированных инженерно-технических работников. Университеты выпускают ежегодно сотни астрономов, но к работе на обсерваториях они не готовы ни квалификационно, ни психологически. Проблемой стала и безработица среди поколения, выросшего в этих наукоградах, и жизнь коллектива на ограниченной территории. Вначале разговоры об этом казались пустыми, но теперь ясно, как такое «удобство» отражается на производственных отношениях. Позиция Копылова свидетельствовала, что большую часть этих проблем он предчувствовал». Но в 1966 году начальство торопило, академик-секретарь ОФА АН Л.Арцимович грозил заморозить финансирование, если астрономы будут тянуть с выбором места. Позднее он, приезжая на стройку, сравнивал увиденное с гибридом Колизея и железнодорожной катастрофы... Строить поселок и лаборатории в станице Зеленчукской астрономы не хотели. Остановились на Буковом участке. Но и оттуда до телескопа 19 км по горной дороге, каждый километр которой обошелся в миллион тогдашних рублей. «Дорогие вы мои, дорогие», - приговаривал президент АН Мстислав Келдыш, встречаясь с астрономами, и недаром - на САО уходила четверть годового бюджета академии. И рядом с САО планировалось строительство Института космических исследований и аэродрома… Эх, мечты…Однако главным был, конечно, телескоп, а он строился мучительно медленно, первое 6-метровое зеркало лопнуло при охлаждении, второе, с которым в конце 1975 г. начались пробные наблюдения, оказалось с плохими участками, и только третье получилось приемлемым. Наблюдения с ним начались в 1979 году. 90% света попадало в кружок с диаметром около 0,8 угловых секунд, что соответствовало лучшим изображениям в месте установки. Во всяком случае, начало 70-х было воистину временем больших ожиданий. Л.Арцимович опубликовал пророческую статью, озаглавленную «Будущее принадлежит астрофизике». Итак, телескоп строился полным ходом, в ущелье рубили лес и копали котлованы под роскошные городские квартиры, проект домов был заимствован у тбилисских писателей. Вспоминает доктор физико-математических наук Валентина Клочкова. «О, эта волшебная триада «САО»! В 70-е годы немало молодых голов на физфаках и мехматах разных университетов страны она заколдовала и привела в сказочно красивое предгорье Кавказа. Уже в 1968-1969 гг. мы, третьекурсники, наизусть знали фамилии Иоаннисиани, Копылов, Рублёв, слова «Зеленчукская», «Архыз», «Семиродники» были у всех на слуху. И вот защита диплома, и - в путь к Большому телескопу! Хорошо помню первый день в САО. Меня удивило, что директор оказался таким молодым человеком, я ведь ожидала увидеть этакую зрелую, снисходительно поглядывающую личность. Иван Михеевич извинился, что какое-то время мне придётся жить «на хате». «Надо потерпеть, - сказал он, - через несколько лет будет построен Академгородок, начнутся наблюдения на телескопе. И мы уже теперь должны обдумывать наблюдательные программы, учиться работать на телескопе». Он детально расспрашивал, чем занимаются мои родители, где живут, был обрадован, что я из Сибири. Поинтересовался, каким иностранным языком владею. Узнав, что немецким, сказал, что теперь надо непременно заняться английским, без него в астрофизике будешь глухим. Вышла я из кабинета директора окрылённая, убеждённая, что будущее наше светло и прекрасно. Позже, повзрослев, я поняла, что он замечательно умел говорить с людьми. Будучи мудрым, он никогда не демонстрировал превосходство, не подавлял авторитетом, знаниями, начитанностью. Но как же часто я восхищалась его прекрасной памятью, когда он всегда к месту «выдавал» цитату. Удивлялась, когда ему при такой загруженности удаётся читать классику или романы маститых иностранцев! Но не хочу изображать Ивана Михеевича всезнающим и никогда не сомневающимся мэтром. Он реально оценивал свои возможности. В 1986 г. мы с моим соавтором Владимиром Панчуком обсуждали результаты по химическому составу звёзд в скоплении Гиады. Я решила обратиться за помощью к Ивану Михеевичу. Он выслушал, подумал и неожиданно для меня ответил: «Знаете, Валя, я этого не понимаю и уже, видимо, не пойму никогда. Так что вы уж тут без меня». Думаю, что такой мужественный ответ по плечу далеко не каждому».Рассказывает доктор физико-математических наук Иосиф Романюк: «Будучи студентом, узнал о БТА. Крымчане говорили, что Копылов наверняка захочет проверить мои знания, мужик он толковый и очень принципиальный, если ему что-то не понравится, то не видать мне телескопа. После окончания Ужгородского университета, чтобы не ехать одному в такие дикие места, я подбил своего однокурсника Юрия Балегу поехать на Кавказ. Иван Михеевич принял нас в кабинете, обстоятельно расспрашивал, говорил, что обсерватории белоручки не нужны, придётся делать много «чёрной» работы. В конце разговора распорядился выделить уазик специально, чтобы мы смогли посмотреть БТА. Такое внимание директора сыграло решающую роль в выборе нашего места работы…»Да, Иван Михеевич сделал все от него зависящее, чтобы 6-метровый телескоп работал хорошо, отдавая этому все свои силы, пожертвовав собой как исследователь. Обсерватория в глухом углу Кавказа была создана, несмотря на то, что условия не способствовали этому.Вспоминает доктор физико-математических наук Владимир Панчук: «В 1979 году я ближе узнал Копылова как астронома. Это был период наиболее изнурительных наблюдений: астроном находился непосредственно на телескопе, наблюдательные сеты продолжались до двух недель ежемесячно. Мелкие ошибки, неизбежные при больших нагрузках, переживались тяжело. Выдержали немногие, но из них впоследствии сложилась созданная Копыловым школа спектроскопистов. Непосредственно в наблюдениях он участвовал с вечера и до двух-трёх часов после полуночи, затем отдыхал, в девять утра спускался на автобусе вместе с сотрудниками вниз и в десять часов уже работал в директорском кабинете, в 16.00 снова поднимался на телескоп. Вечер на БТА начинался с просмотра спектров, полученных в предыдущую ночь…» Вспоминает и кандидат технических наук Владимир Романенко: «С 1978 года я работал в САО  АН СССР.  Работа инженера-оператора  телескопа БТА  была  в то время не только весьма ответственной, но и нелёгкой, поэтому отвлекаться  от пульта управления  было  практически  невозможно.  Иван Михеевич  находился, как правило, в аппаратной и руководил наблюдениями по громкой связи.  Но, когда не было погоды, те инженеры, кто интересовался не только астрономической техникой, но и астрономией, приходили в комнату отдыха. Там, за чаем, И.М. Копылов рассказывал нам о содержании наблюдательных программ и объектах, которые наблюдаются в этом сете. Он был замечательный рассказчик, и слушать его было очень и очень интересно!   Вспоминаю его и как члена партбюро обсерватории. Его суждения о проблемах, которые мы обсуждали (а они были порой непростыми!), были всегда спокойными и взвешенными, сказывались его глубокое знание жизни и опыт общественной  работы ещё в Крымской обсерватории. Поэтому часто принималась именно его точка зрения.  Столь же высок был его авторитет и среди руководства Зеленчукского района». «Рыцарь науки - таким он остался в моей памяти», - свидетельствовал и доктор физико-математических наук Юрий Гнедин.Иван Михеевич читал все статьи, написанные сотрудниками, слушал выступления на семинарах. Все знали, что Копылов все «перепашет», замечания будут остроумными и точными, иногда - ядовитыми. Он замечал малейшие ошибки и неточности, поэтому, если уж статья прошла рецензию Ивана Михеевича, то дальнейшая ее судьба опасений не вызывала. Вспоминает Иосиф Романюк: «С конца 1984 г. я стал носить ему по главам свою кандидатскую. Он начал читать ее директором САО, а закончил - уже не будучи им. В такой сложный период он мог бы и отказаться от этого мало увлекательного занятия. Тем не менее, когда в апреле 1985 г. я задержался с выдачей ему для чтения очередной главы, он сделал мне замечание: раз обещал принести в апреле - то выполняй. Копылов очень серьёзно поработал над текстом. Я не укладывался в сроки, поэтому качество написанного неуклонно снижалось. Иван Михеевич не преминул отметить это ядовитой и справедливой фразой, которую я никогда не забуду…» Постепенно накапливались проблемы. Задержка с вступлением телескопа в строй и изоляция коллектива также способствовали конфликтам, в которые директор обсерватории был неизбежно втянут. В 1985 году Копылов был заменен на посту директора, а в 1988-м ушел из САО и занял пост ведущего научного сотрудника в Пулково.«Его работоспособность в Пулково всегда поражала, - рассказывал доктор физико-математических наук Юрий Гнедин, - но это не было какой-то жертвой с его стороны. Он всегда делал то, что любил и без чего не мог жить. И как всякий одаренный человек, он не для всех и не всегда был прост, «правилен» и удобен. Но в нем всегда была вся сумма качеств, которая входит в непростое понятие «простой хороший человек». «Становление Копылова пришлось на послевоенные годы, наверное, поэтому ему были присущи экономность хозяина и личная скромность. Неизменные плащ и кепка директора в воспоминаниях многих являются хрестоматийными атрибутами того времени…» - свидетельствует и Владимир Панчук. В пулковский период Копылов занимался деятельностью, связанной с проектом астрометрического спутника.Умер Иван Михеевич скоропостижно 29 июля 2000 года……Он отличался трогательной благородной интеллигентностью в общении, вспоминают знавшие его. Всегда спокойная речь, сопровождаемая тонким мягким юмором, взвешенное мнение, продуманная аргументированная речь. На ученых советах его выступления всегда касались ядра проблемы, и всегда чувствовался его громадный опыт в принятии решений. Само его присутствие на советах, присутствие человека, «держащего нить происходящего», дисциплинировало всех. Он не терпел позиции «моя хата с краю» и всегда выступал с продуманными предложениями и оценками. И никогда не соглашался с добавлением своей фамилии в список авторов, если считал, что его участие в работе ограничено только обсуждением результатов. «Главное, надо воспитывать чувство ответственности за всё, в науке особенно. Это очень тонкая категория - ответственность», - рассуждал Копылов о главном качестве учёного...
Source

Лира и Дельфин

Лира и Дельфин  | 2018-11-24 В предыдущем очерке было рассказано о созвездии Лебедя и приведены две эллинские легенды, которые по-разному трактуют его происхождение. По одной Лебедь - это бог Зевс, преобразившийся для свиданий с красавицей Ледой, по другой - певец Орфей, летящий к любимой Эвридике. Надо сказать, что вторая легенда - более поздняя, поскольку Орфей - герой эпоса о походе за Золотым руном, который составляют легенды относительно поздней эпохи. По этой легенде созвездие Лиры - это увековеченная лира Орфея.Но есть более ранняя легенда, которая рассказывает о происхождении самого музыкального инструмента - лиры. Его авторство приписывается обитателю Олимпа Гермесу. Казалось бы, при чём тут Гермес, посланник богов, покровитель торговцев (и воров!), мореплавателей, повелитель сновидений? Но обо всём по порядку...Гермес родился от того же Зевса, верховного бога древних греков, и богини весны Майи. От рождения он обладал многими талантами, живым умом и изобретательностью. В почти младенческом возрасте, едва покинув пелёнки, он умудрился похитить у бога Аполлона (а в то время тот почитался уже не только как покровитель муз, но и как покровитель стад) его прекрасных белых коров. Он перегнал их в место своего обитания - в Килену и спрятал там в пещере, а чтобы коровы не оставили следов, перед похищением Гермес надел на них сандалии. Возле пещеры он заметил черепаху, она показалась Гермесу интересной, и он некоторое время забавлялся с ней, как с игрушкой, но скоро его посетила неожиданная идея. Он вытряхнул черепаху из панциря, очистил его, прикрепил к панцирю два крепких прутика, а к ним перекладину. На эту нехитрую конструкцию Гермес натянул, как струны, несколько сухих бараньих кишок, и, дотронувшись до них, услышал чарующие музыкальные звуки... Так и возникла лира.Через некоторое время к нему явился Аполлон и потребовал, чтобы тот вернул коров. Но, услышав звуки лиры, покровитель муз был совершенно очарован ими и попросил инструмент для себя. Гермес согласился отдать его… в обмен на коров. С этих пор Аполлон и лира стали неразлучны. Аполлон добился такого мастерства в игре, что однажды решился принять участие в соревновании музыкантов, которое устроил бог лесов Пан. Музыка Аполлона была прекрасна, однако неожиданно на этом соревновании появился человек по имени Арион. Услышав его игру, Аполлон по достоинству оценил её и подарил музыканту свою лиру.Однажды Арион был приглашён на праздник в Коринф, куда он отправился на корабле. Моряки оказались людьми непорядочными и, решив, что владелец лиры Аполлона должен быть несметно богат, собрались ограбить и убить его. Напрасно Арион убеждал их, что, кроме лиры и таланта, у него ничего нет. Поняв, что гибель неизбежна, он попросил дать ему лиру, чтобы сыграть в последний раз. Лиру ему дали, и Арион заиграл… В тот же миг из воды вынырнул дельфин (по разным версиям - то ли посланец Аполлона, то ли сам Аполлон). Музыкант смело прыгнул за борт, влез на спину дельфина, продолжил играть и запел гимн в честь своего покровителя бога Аполлона!Впоследствии лиру Аполлона боги вознесли созвездием на небо как символ бессмертия поэтического дарования. А рядом с ней поместили и дельфина - спасителя музыканта Ариона.На небе оба эти созвездия занимают совсем небольшое пространство. И оба они представляют собой маленькие четырёхугольники: Лира - параллелограмм, а Дельфин - ромбик.Созвездие Лиры расположено немного западнее созвездия Лебедя. В атласе Яна Гевелия Лира находится в когтях птицы, похожей на орла, и это не случайно: в древнейшие времена созвездие называли Грифом или Орлом. Не случайно одна из самых ярких звёзд северного неба, что сияет в Лире, называется Вега, что в переводе означает «падающий орёл». А вот названия других его звёзд, наоборот, связаны с легендой о Гермесе и Черепахе. Шелиак переводится как «арфа», а Сулафат - как «черепаха» - существо, из панциря которого изготовлена лира.Созвездие Дельфина можно легко отыскать несколько южнее Лебедя. Все четыре звёздочки созвездия в старинных рукописях имели общее название: «Гроб Иова» Так продолжалось до 1814 г., когда созвездие наблюдал директор обсерватории Палермо (Италия). Он выделил две из них, и дал им названия соответственно: Суалокин и Ротанев. Значение этих слов весьма любопытно! Прочтите их с конца, и вы получите имя и фамилию этого наблюдателя: Николаус Венатор.
Source

Изучение обитаемых планет обсуждают астрофизики на международной конференции в САО РАН

Изучение обитаемых планет обсуждают астрофизики на международной конференции в САО РАН
Source

Archive

Tags

  • 4реформа РАН
  • 34Власюк
  • 1642014
  • 14Семенко
  • 9экскурсии
  • 55наука
  • 24Моисеев
  • 10Валявин
  • 73Балега
  • 162013
  • 2приборы
  • 14интервью
  • 32012
  • 8ESO
  • 7Ченцов
  • 22011
  • 1время
  • 4комментарий
  • 8туризм
  • 52Караченцев
  • 36KKs03
  • 15Макаров
  • 2Габдеев
  • 5Афанасьев
  • 4Трушкин
  • 6история
  • 2Ардиланов
  • 5Притыченко
  • 3Москвитин
  • 1Смирнова
  • 3Парийский
  • 7Мингалиев
  • 19конференция
  • 6награды
  • 1администрация
  • 14РАН
  • 7ФАНО
  • 3гранты
  • 1Planck
  • 22РАТАН-600
  • 57БТА
  • 6школа
  • 5Династия
  • 4премии
  • 9Верходанов
  • 3Романенко
  • 4ГАИШ МГУ
  • 1КГО
  • 4Миленко
  • 1Мурзин
  • 1Митиани
  • 1Борисенко
  • 2Кравченко
  • 42зеркало
  • 4Романюк
  • 5праздник
  • 24Нижний Архыз
  • 12009
  • 9Бескин
  • 8Фабрика
  • 1SS433
  • 1Бурлакова
  • 1Буренков
  • 1062015
  • 7Якопов
  • 2Глаголевский
  • 1Малоголовец
  • 1Карпов
  • 5MMT
  • 3затмение
  • 1Богод
  • 3SETI
  • 1Бирюков
  • 2лекции
  • 1Якунин
  • 4Максимова
  • 12008
  • 2Валеев
  • 1Эркенов
  • 1Панчук
  • 1Клочкова
  • 1Шолухова
  • 1SALT
  • 1Южная Африка
  • 1галактика
  • 1бар
  • 1черные дыры
  • 1далекие галактики
  • 3юбилей
  • 1новая планета
  • 1Марс
  • 4Кудрявцев
  • 11 апреля
  • 1Юрков
  • 1медицина
  • 1доктор
  • 1День открытых дверей
  • 2День космотнавтики
  • 1День космонавтики
  • 2Дни открытых дверей
  • 1HD 164595
  • 1современное искусство Симон Мраз
  • 1выставка работ современных художников
  • 1путешествия на квадроциклах
  • 1малые телескопы
  • 2экзопланеты
  • 1фото астрономических объектов
  • 1дискавери техногеника
  • 1астрофизическая школа Траектория
  • 1вице-президент РАН
  • 5комплекс роботизированных телескопов
  • 1Астрофест
  • 1внегалактическая астрономия
  • 10главное зеркало БТА
  • 1БТА наука 20
  • 5РАТАН
  • 1САО
  • 1Непутевые заметки
  • 1Метеорный поток Геминиды
  • 1Дьяченко Владимир
  • 1Иванов Евгений
  • 1МиниМегаТортора
  • 1фотометр MaNGaL Алексей Моисеев
  • 1радиосигналы
  • 2внеземные цивилизации
  • 30зеркало БТА
  • 1Моисеев Алексей
  • 1Александр Москвитин
  • 2Владимир Романенко
  • 1Николай Шолухов
  • 2дни открытых дверей
  • 22резиденция современных художников
  • 1самодельный телескоп
  • 1Газраил Кедакоев
  • 4роботизированные телескопы
  • 1Сергей Фабрика
  • 2Маметьев
  • 2инопланетяне
  • 1пришельцы
  • 1Бурсов
  • 1Бондарь
  • 2Патрикеев
  • 2Дьяченко
  • 1Нижельский
  • 2Сотникова
  • 7галактики Маркаряна
  • 1Александра Смирнова
  • 1поселок Нижний Архыз
  • 1Иосиф Романюк
  • 1Виктор Афанасьев
  • 1Юрий Верич
  • 1Дмитрий Кудрявцев
  • 1Дамир Гадельшин
  • 7Алексей Моисеев
  • 1Сергей Додонов
  • 7Александрина Смирнова
  • 1галактика Маркаряна
  • 1ЛЗОС
  • 1Александр Панайотов
  • 1клип
  • 1Discovery
  • 1Техногеника
  • 1Gogova Foundation
  • 1Василий Сумин
  • 1конференции
  • 1созвездия
  • 1Копылов
  • 1Рыжикова
  • 1Ольга Михайлова
  • Feeds

    RSS Atom